Трибуна

 Aksee, 40
Армения, Ереван
Написать

Сэмюэл

Неисповедимы пути Господни...

Был ясный февральский день. Самолет готовился совершить посадку. Первое, что я тотчас же приметила из круглого окошка, была стройная башня часов Большого Бена, а спокойная гладь Темзы весело искрилась под лучами солнца, совсем внезапно выглянувшего после недавнего тумана и радовавшего своим лучезарным ликом жителей и гостей столицы Объединенного Королевства.

Я знала, что Сэмюэл вместе со своей мамой ждет меня в зале ожидания, а дородная английская тетенька продолжала нудно задавать мне вопросы, ответы на которые я аккуратно заполнила в бланке, который она же мне дала, как только я подошла к регистрационной стойке. Леди была явно не в духе, и даже необычайно яркое солнышко на лондонском небосводе, казалось, нисколько не впечатляло ее невозмутимую душу. Пару минут спустя, все еще "мило" нахмурив брови, англичанка вернула мне паспорт. Не помня себя от радости, я поспешила в зал ожидания. Вдруг, среди множества незнакомых мне лиц, я заметила эти очаровательные глаза, такие большие и голубые! Сэмюэл, которому было совершенно чуждо чувство замешательства, неожиданно засмущался и почему-то не посмел броситься мне на встречу, как он это обычно делал в Ереване. Тогда я сама подбежала к нему:
– Привет, супермен! Ты что прячешься за мамину юбку!?
Подруга обняла меня, тем самым вернув мне чувство непринужденности и спокойствия, ведь рядом уже были родные мне люди! Я покатила чемодан к машине, и пока Нанэ укладывала чемодан в багажник, я машинально подошла к правой передней двери автомобиля. Нанэ как-то лукаво улыбнулась и на мой вопрос "В чем дело?" лишь ответила: "Ну-ну, давай садись!". Я открыла дверцу малюсенького красного автомобиля, коих полным-полно в Европе, но редко увидишь в Ереване, и чуть было не уселась за руль!
– Добро пожаловать в Англию, дорогая! – воскликнула Нанэ.

Мы здорово проводили время. Каждое утро нас пробуждали ото сна прекрасные голоса юных дарований ансамбля "Аревик". Я в особенности любила их "Им покрик навак". Подруга суетилась на кухне и готовила нам завтрак в английском стиле. После завтрака мы с Сэмом отправлялись на уроки танцев. По дороге малыш говорил без умолку, а я лишь успевала улыбаться и временами предупреждать, чтоб Сэм держался крепко за мою руку, когда мы переходили дорогу. Привычный покой, царящий на улицах юго-западного района Лондона, нарушался нашим появлением и восстанавливался снова, как только стихали звуки наших шагов.

Днем я садилась на поезд и уезжала в центр. Глядя на неустанно-сияющее солнце в небе Лондона, я все время недоумевала, когда же наконец пойдет дождь. Во время моего отсутствия Сэм частенько подбегал к окну, чтоб посмотреть не возвращаюсь ли я. После занимательных походов в музеи и галереи мегаполиса я возвращалась домой с любимыми конфетами Сэма, a перед сном я всегда читала ему армянские сказки.

Порой случалось, что посреди ночи Сэм спросонок подбирался к моей кровати и просился к родителям, спальня которых находилась этажом выше. Я старалась убедить сонного мальчишку, что лучше ему лечь обратно в свою кроватку, поскольку если я подниму шум, то приедут полицейские и арестуют меня, но малыша определенно не устраивали мои доводы. И в страхе, что на самом деле может подняться ужасный шум и гам, я включала свет в коридоре, тем самым разрешая ему подняться наверх.

Солнце продолжало бойко и энергично греть холодную землю Туманного Альбиона, и все вокруг шутили, говоря, что это я привезла небесное светило с собой из Армении.

На выходные мы поехали в Охфст, что в переводе с языка, на котором говорил Сэм, значило Оксфорд. В Оксфорде наконец пошел долгожданный дождик, всего на каких-то полчасика, и тут Сэм завопил на всю улицу, вовсю загроможденную велосипедами студентов: "Маинааа, твой любимый дождь, твой любимый дождь!". Мы забежали в кафе, чтоб скрыться от дождя, а также попить чаю, так как приближался любимый и почитаемый англичанами час чаепития. Хорошо помню вкус воздушного английского чизкейка, который мне сразу пришелся по душе.

Стало темнеть, и мы решили вернуться в Лондон. В тот вечер, когда я в очередной раз читала Сэму сказку перед сном, он вдруг спросил меня:
– А почему ты так любишь дождь?
– Он свежий и добрый, – ответила я.
– А я люблю солнце, большое и красивое солнце Армении! – с гордостью заявил Сэм.

После моей поездки Сэм успел побывать в Армении еще один раз, а теперь… Теперь, даже если в Лондоне пасмурно и дождливо и солнце не греет цветы в Ричмонд парке, не играет своими радужными лучиками на пятнистых спинках оленей, спокойно разгуливающих по тропинкам парка, несколько лучиков большого и красивого армянского солнца всегда согревают высокие деревья, грустно склонившиеся над могилой маленького Сэма. Царствие тебе небесное, Сэм! Мы очень тебя любим, малыш!
Армения Онлайн © 2006—2018