Трибуна

Россия, Санкт-Петербург
Написать

Эскиз романа о любви и ее влиянии на судьбу. Часть 7

Я, конечно, догадывалась куда. Точнее, определила куда.
- Роднят людей не победы, а беды - сказала я себе - так у меня появился гражданский муж, с которым я живу и сейчас.

Все это всплывало в памяти Эдуарда Сергеевича, покуда не спеша он шел навстречу с Аней. Всплывало в памяти и продолжение его встреч, в ходе которых он все чаще задавался вопросом: "Зачем Ане нужны эти встречи, если у нее все складывается удачно? Значит что-то не так?".

На одной из встреч Эдуард Сергеевич спросил у Ани, смогла бы она его полюбить.
- Нет, - ответила Аня, - могу предложить Вам дружбу.
- Дружбу? Я не верю в дружбу между мужчиной и женщиной, – парировал Эдуард Сергеевич предложение Ани. - Я всегда буду видеть перед собой предмет вожделения, а на себе ощущать сочувствующий взгляд. Это не по мне.
- Нет, так нет, - сказала Аня.

Но встречи продолжались. Эдуард Сергеевич понял, что коль нет возможности добиться взаимной любви, надо побороть в себе эту любовь. Но как? Для себя он установил, что для этого надо прежде всего найти ответ на вопрос: "Почему Аня встречается с ним, зачем это ей нужно?". В первое время ему показалось, что Аня выбрала его в качестве духовника. "Счастлив человек, наделенный искусством слушать", - вспомнил Эдуард Сергеевич мудрое изречение и предположил, что это и есть его призвание. Слушать людей, врачевать их этим. Как известно, высказанное горе, - половина горя. Но человек, рассказавший подробно свою жизнь, старается исчезнуть с горизонта, больше не встречаться с человеком, перед которым он исповедался. А здесь этого не происходит. Почему?

И догадка к Эдуарду Сергеевичу пришла неожиданно, вернее, подсказка к догадке. Сидели они как-то за общим столиком, разговаривали о человеческих отношениях, о роли женщины и мужчины в семье. Аня сказала, что один ее хороший знакомый за праздничным столом доказывал, что все мужчины собственники, и на женщину мужчина смотрит как на свою собственность, старается ее не отпускать далеко от себя. Эдуард Сергеевич ответил, что может это и так, а может и нет. Если мужчине и женщине хорошо вдвоем, если женщина хочет быть собственность мужчины, а мужчина собственностью жены, если они принадлежат друг другу по собственной воле, разве этому надо противиться, или это надо осуждать? "Может это и так”, - сказала Аня и в свою очередь задумалась над этими словами.

Затем Аня стала уверять, что она приносит мужчинам несчастье. Эдуард Сергеевич стал убеждать ее в обратном, что это не ее вина. "Вы выбираете себе таких мужчин, которые заведомо не могут сделать Вас счастливой. Поменяйте принцип отбора своих спутников жизни” – подвел итог этой мысли Ани. В это время их разговор прервал телефонный звонок.

Аня достала из сумочки мобильник, с возмущением ответила в трубку, что она занята, что у нее нет желания говорить. Последняя фраза в трубке, по мнению Эдуарда Сергеевича, вызвала у Ани особое раздражение. После отключения телефона, Аня объяснила Эдуарду Сергеевичу, что "мой звонил, возмущается, что в выходной день я куда-то ушла, обозвал меня стервой, может быть он и прав…".

Это слово врезалось ему в память и невольно стало источником в понимании мотивов поведения Ани. Эдуард Сергеевич даже подумал, что сам Бог послал ему ответ на мучающий его вопрос. Может быть в "стерве" и кроется разгадка, философия поведения его визави.

Эдуард Сергеевич продолжил разговор о взаимоотношениях мужчины и женщины, о проблемах воспитания детей. "Да, действительно все дети талантливы, но что-то им мешает до конца раскрыть свой талант. В конечном счете они потихоньку его утрачивают и, как большинство, становятся серой массой ничем не выделяющихся людей. Растут, женятся, размножаются, рожают себе подобных…", - говорит Эдуард Сергеевич, а сам в это время размышлял о "стерве". В его понимании, стерва, - это женщина, управляющая любовью, играющая с мужчинами. Для нее чувства вторичны. Она, как шахматист, просчитывает ситуацию на много ходов вперед, зная общие правила игры, возможности каждой имеющейся в наличии фигуры соперника. Это деловая женщина, которая охотится на мужчин, как будто в поисках сильной личности, а на самом деле, пытается влюбить в себя, чтобы потом наслаждаться вниманием к себе. Наслаждаться страданием мужчины, вспоминая при этом о своих страданиях, которые она в свое время пережила. Она играет на чувствах мужчины, который ей, в общем-то, безразличен. Эти мысли будоражили воображение Эдуарда Сергеевича, а на их фоне звучала известная мелодия Иоганна Штрауса "Полька Анна". "Шаг вперед и два назад".

- Как хорошо "Полька Анна" подходит к озвучиванию стерв, - подумал Эдуард Сергеевич.
- А может быть и та первая встреча в кафе не была случайной? Были заброшены сети. Не важно, кто в них попадется. Главное, чтоб попался. Желательно, рыбка покрупнее, понаваристей, чтобы получить как можно большее наслаждение, - продолжал размышлять Эдуард Сергеевич.
Диалог продолжался, но он уже не очень волновал Эдуарда Сергеевича, он весь ушел в себя, в свои внутренние размышления.

В понятии "стерва" может быть и кроется разгадка наших встреч. Я открываю сердце, говорю о своих чувствах, выворачиваю наизнанку душу. А она - хорошая актриса, с пониманием меня слушает, как будто внимает моим словам, а в душе ликует. Чем больше у нее будет еще этих встреч, тем больше будет возможностей для наслаждения. И она будет стремиться к тому, чтобы сломать мужчину, ублажить свое внутреннее "я".

Какая "я" - могучая,
Какая "я" - всесильная,
А ты-то предсказуемый,
А ведь покрытый инеем…

В вагоне Эдуард Сергеевич продолжил свои рассуждения о своей оценке женщин.

- Все они предсказуемы, - думал Эдуард Сергеевич. – Предсказуемы, как и мужчины. Нужен только правильный диагноз. С другой стороны, они не сами по себе рождаются девицами легкого поведения или стервами, такими зачастую делаем их мы, мужчины. А может быть, я просто отстал от жизни. Ориентируюсь на сериалы, которые смотрел в детстве: "Семнадцать мгновений весны" и "Адъютант его превосходительства". А сегодня женщин учат другому. Хотят изначально, с колыбели воспитать "стерв". Так, выходит, в том, что они такие, нет вины мужчин?

Я влюблялся в женщин, с надеждой на взаимность. Если не чувствовал возможности взаимной любви, не подавал виду, что у меня теплятся какие-нибудь чувства к этой женщине. И, наоборот, если в меня влюблялись, и я это видел, даже читал любовные послания к себе, сразу же давал понять, что у меня нет никаких чувств к этой женщине, или делал вид, что я не замечаю этих чувств, чтобы не давать никаких несбыточных надежд.

Эдуард Сергеевич вышел из метро и продолжал свои размышления. Он понимал, что нужен разговор, может быть даже последний разговор, чтобы расставить все по своим местам. Он теоретически готов был к этому разговору. Но ему нужно было время, чтобы попытаться высвободиться из этой любовной паутины. Он напрягал память, словно искал жизненные аналоги. Чувствовал, что становится прагматиком. Все это красиво звучит, но не все так просто. На самом деле это борьба, борьба человека с самим собой, со своими чувствами.

Они вышли из кафе, вошли в метро, спустились вниз, сказали друг другу: "До свидания!" и каждый поехал в свою сторону.
Армения Онлайн © 2006—2018