Трибуна

 Armenxnus, 52
Армения, Ереван
Написать

Глаза, голубые как небо

Он стоял у двери, какой-то потерянный, поднимал руку чтоб звонить, но не звонил. Выдержал долгую паузу и опустил руку. Потом он резко повернулся, я даже вздрогнул.

- Подойди,- сказал он мне.
Я сидел на лестничной площадке, он стоял напротив, высокий такой, в кожаном пальто небритый, в руке чемодан. Он смотрел мне в глаза. Глаза такие голубые, как небо. Что-то очень знакомое, очень близкое и доброе было во взгляде. Такое внутреннее чувство спокойствия и мира, что я и не боялся.
- Подойди,- сказал он мне.
- Ну,- я встал.
- Это чья квартира?

Я не успел ответить. Замок щелкнул и дверь открылась. На пороге стояла Сирануш тати, как я ее называл, наша соседка с первого этажа. Такая добрая, тихая, одинокая женщина. Моя Сирануш тати. Я любил ее как родную. Каждый день после школы я обязательно заходил к ней узнать как она, может что нужно, может магазин сбегать за хлебом, может еще что. Знал все о ней, она редко под настроение вспоминала прошлое, та другая жизнь, как говорила она.

Есть такой тип людей, где бы, как бы, в какой среде бы они не жили, они не теряют свой шарм. Родословная печать как татуировка, как клеймо всегда с ними. Такой же и аристократкой была моя Сирануш тати. В ее доме чувствовалось иной запах. Запах прошедшей жизни, запах жизни до войны. Это от нее я узнал про этикет, про культуру общения. Это у нее я первый раз читал Есенина, Блока, Достоевского и Чехова в оригинале, то есть на русском, а не армянский перевод. Она прошла жизнь достойную романа.

Родилась она в семье военного инженера железных дорог и бывшей гувернантки. Жили они тогда в Тбилиси, там она и выросла, ходила в женскую гимназию. Как-то отец пришел домой со своим сослуживцем, симпатичный молодой офицер сразу, с размаху вошел в ее жизнь. И отец не был против их союза. Поженились, родили детей. Потом были бесконечные переезды - железную дорогу строили не только на Кавказе.

Война настала их в Астрахани. Мужа сразу призвали и все. Все рушилось в одночасье. Моя Сирануш тати, тогда молодая, хрупкая аристократка очень тяжело переживала отъезд мужа. Ведь всю жизнь о ней заботились, сначала отец вместе с матерю, потом муж. А сейчас все наоборот. Надо работать, чтоб получить продовольственные карточки, детей не с кем оставить. Еще и эвакуация завода, куда-то за Урал.

В Сибири она тяжело заболела, узнав об аресте отца как врага народа и что самое страшное пришла похоронка на мужа. Ее положили в больницу, за детьми обещали смотреть соседи по бараку. Долгие зимние месяцы она лежала в бреду потерянная.

Когда весной она вышла из больницы, то узнала что потеряла и детей - Седу, так звали дочь и Александра - так назвали сына в честь отца. Всю войну и после она искала детей. 1956-ом нашла дочь в Казахстане, в каком то заброшенном детдоме. Она была такая худая, глаза бешеные, совсем одичала. Больше они не расставались, никогда. Седа со своей семьей жила напротив квартиры матери. А вот о Сашке, не было никаких вестей, ничего, как будто и не было его. Год 1975. Мне 10 лет от роду.

...Замок щелкнул и дверь открылась. На пороге стояла Сирануш тати.
- Сашка? - тихий шепот как крик и моя Сирануш тати упала без сознания в объятия сына. Сердце матери не обманешь. Мужчина в кожаном пальто и голубыми глазами был Сашка - Александр Овсепян или Осипов на русский лад. А я еще подумал, почему взгляд такой знакомый – глаза-то матери, такие же, как небо голубые...
Армения Онлайн © 2006—2018