Трибуна

 НЖДЭ, 59
Россия, Нижний Новгород
Написать

Эх, дедушки мои...

Не у всех армян так, но в нашем селе в большинстве семей было так, что "настоящим" является отцовский дед. Поэтому и мы носим его фамилию. Мы так выросли и думали что это правильно. Иногда отцовские дяди подкалывали меня называя меня по фамилии материнского деда. Я очень серьезно oбижался. Если что-то плохое сотворил я, сразу сравнивали меня с братом моей мамы. Я все делал, что бы они меня не обидели в такой форме.

Отцовский дед Бато был маленьким, рыжим, с трудом можно было отличить, что он армянин, а бабушка смуглая, послушная, очень скромная, хоть и была дочь Первого гайдука (фидаяпет) деревни при нашествии турков. Однако и это не пугало дедушку. Он пьянея серьезно обижал ею. Она молча, скромно убегала из комнаты в комнату. Из любой гулянки дед приходил с язвительным настроением, бабушка убегала, пряталась, а он по стойке смирно ставил своих двух дочерей и заставлял петь по очереди до самого утра. Когда песни кончались он требовал по второму кругу петь. Помню хорошо, он сам тоже в промежутках пел патриотические песни.

Его любимая песня было про знаменитого героя нашего народа Кери, командира 4-ого армянского полка "Чорорд гнди hероса - hайоц кадж Керин...". Дед Бато, которого все называли рыжим-ржавым, пел эту песню и после всегда плакал. Мне было смешно и таинственно - он плакал по настоящему. Потом тети из двух общих тетрадей сделали песенник, переписывали песни, сколько находили. Писали они красиво, между куплетами рисовали цветы. Тяжело было тем, которые привозили деда домой. Им приходилось переносить и исполнять странные капризы деда. Вместе с тетями моими петь, пить и говорить новые тосты с ним, не свадебные тосты, тосты про героев армянского народа.

По этому рыжий-ржавый дед Бато после гулянок часто приходил домой один, многие отказались помогать ему. Посреди ночи, уже с конца села слышен был его голос, его пение. По голосу и песням бабушка определяла степень его "дозы". Иногда он приходил с лирическим настроением - бабушку обнимал, целовал, но требовал от нее песню. Когда он заходил домой, он должен был увидеть стол накрытым, иначе бабушке конец.

Отцовский рыжий-ржавый дед Бато часто хвастался и рассказывал как со своим знаменитым тестем иногда у турков крали целое стадо для питания деревни. Понимаю, этим он хотел намекнуть на свой героизм, но он явно маленький мужчина, но если честно непобедимый. Ему нравился театрализм: выпить, тосты, громкие слова и конечно же песни, бесконечно, без границ. Когда кемалисты напали на деревню, он был мальчиком и рассказывал как его будущий тесть со своей группой организовал отход односельчан и одновременно умудрился добывать еду для всего народа.

Сказали деду, что в горах какой-то Шаво нарушил границу земельного участка его брата. Он всю ночь не спал. Курил и бурчал: "Почему я тебе в 33-ем не зарезал, ты моего брата обижаешь?". И рано утром он зовет Шаво на разборку. Драка, кулачный бой между стариками в возрасте под 80. Рыжий-ржавый дед Бато сваливает крупного телосложения Шаво и сваливает его сноху тоже, которая прибежала на помощь с вилкой в руках. За драку на суде судья позволил себе сказать, что их суд будет там, недалеко от села в молчаливом "заведении". Примирил их, отказался судить по закону. Как судить, сколько осталось им жить-то? После этой драки, ежедневная тема деда в "Сборном пункте" стариков села у магазина только одна - наши земли у турков, надо вернуть. После этой драки в обществе стариков он чувствовал себе героем и стал часто петь свою любимую песню "Айоц Керин".

Материнский дед Мукуч был смуглым, а бабушка голубоглазая и белая. Тут уже не один глаз не мог вычислить, что она армянка. Дед Мукуч такую искал долго и нашел в другом селении. Она тоже совершенно скромная, и дед был не "хулиган", они даже не ругались, бабушка была очень хозяйственной, умелая на все руки. Отцовский дед рыжий-ржавый Бато зол был на деда Мукуча, все пытался публично доказать, что если у детей человека не армянские имена он перестает быть настоящим армянином и среди родных называл деда Мукуча "русскомазанным". Почти у всех детей деда Мукуча были русские имена: Женик (моя мама), Веник , Люба , Марус. Ещё при его жизни я часто просил, умолял (был любопытным студентом), разгадать эту тайну - откуда эти русские имена? И бабушка не знала ,так и осталось загадкой.

Но, я его внук думаю, что он своих детей назвал этими именами в честь своих любимых русских женщин в 30-е годы. Поэтому он и выбрал себе жену исключительно белую, голубоглазую. Если это так, то мой дед гениальный был человек. Он этим доказал, что любовь не умирает - любовь превращается в цветок, любовь превращается в имена, любовь бесконечна.

Отцовский рыжий-ржавый дед симпатизировал, уважал материнскую голубоглазую бабушку. По пьяни он говорил, что черти облизывали бабушку, поэтому она такая белая и волосы белые. Дед Мукуч слышал это, но достойно молчал и сносил удары "хулигана". Те годы дед Бато получал максимальную пенсию. В день пенсии мы все внуки ходили к нему и он всем поровну раздавал деньги на конфеты. Я уже служил в Ереване и в деревню приезжал от случая к случаю - свадьба, похороны.

Время шло, постепенно они стали горбатыми, медленными, но оба до самой смерти пили водку как настоящие молодые мужчины. Произносили очень красивые тосты, таких я и сейчас не слушаю никогда. Я первый внук для обоих, а первый у армян - это особый, и они меня любили и слушались.

Мой брат украл девушку из другой деревни и я приехал на свадьбу. Отдельно посадил дедушек со мной и начал их поить. Я любил их и и гордился ими, а чувство приближающей потери заставляло меня находиться с ними побольше. Рыжий-ржавый отцовский дед Бато начал о любви песню петь. Скромный "русскомазанный" дед Мукуч не с таким духом, но тоже начал петь. Еще бы, свадьба внука у которого отца нет, надо украсить, развеселить свадьбу. Я предложил выпить за моего отца, дед Бато заплакал и снова запел грустную песню на непонятном то ли курдском, то ли тюркском языке.

Это был интересный спектакль, многие отклонились от свадьбы. Началось соревнование - кто кого перепоет. Пошли патриотические песни и отцовский дед рыжий-ржавый Бато чувствовал себе королем, но внезапно в этом "гусанском" соревновании дед Мукуч спел песню про Мазманова, кажется она называется "Приказ Мазманова" (там были такие слова "айера овкер эн - мец ишхан дарнан"). Звукозапись этой песни в исполнении деда Мукуча я храню в Ереване и все песни деда Бато тоже. Интересно одно - по сей день разыскиваю эту песню, кто написал, пел ли кто-нибудь из известных? А откуда знал и пел мой дед?

Я их вывел на улицу и попросил что бы они шутя боролись между собой, как матах в честь новобрачного внука, на его свадьбе, перед ним. Что интересно, "русскомазанный" дед Мукуч, который всю жизнь боялся рыжего-ржавого Бато и на 10 лет старше его, радостно согласился и двое моих дедушек, два кандидата на тот свет, перед родственниками начали "бой".

Поверьте, боролись они по-бойцовски, вокруг вся родня были против, ругали меня, но было поздно. Они были пьяны и бой продолжался. Потом вся моя родня окружила дедов и болели как на футболе. "Русскомазанный" дед Мукуч хоть и был намного старше, но вероятно из-за воспоминаний, своего угнетенного прошлого разгорелся в борьбе и смог победить в честном, достаточно сложном бою. Он чисто скрутил и под себя положил отцовского дедушку - неутомимого рыжего-ржавого Бато. Я руками поддерживал отцовскому деду, но старая месть "русскомазанного" Мукуча сделал его победителем. Как было весело и зрелищно.

А может быть отцовский дед рыжий-ржавый Бато по-мужски, по-джентльменски сдался чувствуя за собой какую-то вину? Если это так тогда он был достойным зятем первого командира гайдуков (фидаинов) нашей деревни. Жаль только, в те годы не было возможности сделать видеозапись всего этого. Их нет давно, но они в моем сердце, в памяти моей. До сих пор перед моими глазами их схватка и счастливая улыбка на лицах.

Я пью за светлую память моих дедов - рыжего-ржавого Бато и "русскомазанного" Мукуча. Я пью за светлую память всех дедов моей нации.
Армения Онлайн © 2006—2018