Трибуна

Россия, Санкт-Петербург
Написать

Беренштам и Кавказ

Я многие годы занимаюсь изучением жизни и творчества академика архитектуры Ф.Г. Беренштама (1862-1937). Имя этого человека неразделимо с Кавказом. И это вполне естественно. Кавказ – его первая и последняя любовь, источник его оптимизма и веры в жизнь. Он любил повторять строки из стихотворения Пушкина «На холмах Грузии лежит ночная мгла»:

Мне грустно и легко, печаль моя светла;
Печаль моя полна тобою,
Тобой, одной тобой… Унынья моего
Ничто не мучит, не тревожит.
И сердце вновь горит и любит – оттого,
Что не любить оно не может…

Теодор Александр (Федор Густавович) Беренштам родился в Тифлисе в семье потомственного почетного гражданина, пионера книготорговли на Кавказе Фридриха Августа (Густава Васильевича) Беренштама (1829-1884) и Каролины Анны (Каролины Ивановны) Беренштам, урожденной Монье. В ноябре 1871 года Ф.Г. Беренштам поступил в 1-й класс Тифлисской классической гимназии, где проучился до 5-го класса. В 1875 году он перешел в Тифлисское реальное училище, которое закончил в 1881 году. В 1881 году Ф.Г. Беренштам поступил на архитектурное отделение Императорской Академии художеств Петербурга.

Обучаясь в Петербурге, Федор Густавович не забывал Кавказ. В Тифлисских периодических изданиях (журналах «Гусли», «Осколки») печатались его рисунки, появлялись оригинально им оформленные коробки конфет и обложки книг. А свои каникулы он проводил в ученых экспедициях по Грузии и Армении, срисовывая прекрасные виды кавказской старины. В 1887 году Ф.Г. Беренштам стал работать в археологической комиссии при Эрмитаже, оттуда в этом же году был на три месяца командирован в Армению для изучения памятников старины (архитектуры и миниатюры Армянских рукописей).

Не буду продолжать подробный рассказ о жизни и творчестве архитектора, художника, искусствоведа, директора библиотеки императорской Академии художеств (1894-1917), организатора выставок, чиновника по особым поручениям при Президенте Академии художеств (1912-1917), редактора журнала «Открытое письмо» (1904-1906), хранителя Петергофских Дворцов (1918-1924), действительного статского советника Ф.Г. Беренштама, - его библиотечные, археологические, музейные, архитектурные труды хорошо известны любителям искусства.

На протяжении всей жизни Федор Густавович был очень внимателен к друзьям и коллегам. При необходимости он старался помочь каждому. Об этом напоминают и дневники, и письма. Большая переписка у него велась с деятелями искусств Кавказа, да и сам он регулярно бывал там. Кстати, многие письма сохранились и позволяют перелистать страницы жизни не только конкретных людей, но и вернуться в исторические события конца девятнадцатого – первой половины двадцатого веков.

Познакомлю только с одним из таких писем, с письмом Марики Чимишкиан, дочери армянина и француженки, близких друзей Федора Густавовича. О Марии Артемьевне Чимишкиан-Ермолинской хорошо известно по различным воспоминаниям о Михаиле Булгакове.

---

22.7.1926г.
Милый дядя Федя!
Ты не сердись, что я тебе так долго не отвечала, но я не хотела отвечать, пока не выяснила одну вещь. А дело вот в чем: я играю одну из главных ролей у режиссера Перестиани в картине «Как снималась картина». Роль очень эффектная и хорошая. Сегодня или завтра подпишу контракт и буду штатной артисткой Госкинпрома. Теперь ты понимаешь, зачем я тебе не писала. Ты спрашивал в каких картинах можно меня увидеть, так вот, пожалуйста: «Азербайджан и Ханума», остальные не считаю, т.к. меня почти не видно и вряд ли ты меня найдешь. Но обе эти картины еще не идут; их выпустят только осенью. Из коммерческих расчетов невыгодно выпускать картины летом. Я только на днях видела себя на экране. Директор Госкинпрома был настолько любезен, что специально для меня и для мамы прокрутил картину. Маме очень понравилось, а я нашла несколько недостатков, но, в общем, могу не хвастаясь сказать, что выхожу на экране очень хорошо. У здешних режиссеров я сейчас нарасхват. Приглашали меня в Армению, как премьершу, чуть ли не на шесть картин контракт, но я отказалась – все же предпочитаю пока оставаться здесь. Сулят мне большую будущность, но все-таки не очень-то верю, но, конечно, против ничего не имею. Дома все по-прежнему скверно (в отношении денег). Магазин уже 2 или 3 раза запечатывали из-за невзноса налогов. Боюсь, кабы в один прекрасный день не запечатали совсем. Bonne maman и мама очень нервничают; мама все бегает по разным учреждениям и совсем извелась с этой беготней. Папа, как всегда, благополучно восседает. Последнее время он вдруг почему-то воспылал необыкновенной нежностью ко мне; не знаю, чем это объяснить. Сережа и Мада сейчас в Цхиетах. Благодарю тебя за Федюшкино письмо, приятно, что хоть когда-то он мне писал. Пока поцелуй его крепко за меня и поблагодари за письмо. На днях тебе напишу поподробней о моей роли. Целую тебя крепко крепко. Марика.

P.S. Мама спрашивает, - ты получил посылку и письмо, которые М-me Горбовская передала одной из твоих соседок (старая дама, которая ей открыла дверь). Целую Марика.

---

Мне хотелось бы найти контакт с любителями искусства, проживающими на Кавказе, в первую очередь тех людей, которым что-то говорит имя Ф.Г. Беренштама. Я думаю, у меня есть материалы, которые мало известны широкому кругу знатоков искусства. С другой стороны и мне хотелось бы получить ответы на интересующие меня вопросы.
Армения Онлайн © 2006—2018