Трибуна

 Lady Gagra, 40
Абхазия, Гагра
Написать

Бабушка

Мою бабушку звали Вардуш или Вардануш. В родном Барсуме, где она родилась, её называли Вардок. Но, несмотря на имя, в её характере не было шипов. Наоборот, она была полна любви самоотверженной и чуждой любых проявлений эгоизма. Она очень любила своих пятерых детей, а ещё больше нас, своих внуков. Детей бабушка Вардуш вырастила без мужа, так как дед мой Баграт, безвременно покинул этот мир. Когда он был жив, всё в жизни бабушки было просто: жили они в достатке. Ей лишь оставалось заботиться о детях, домашнем уюте и вкусной пище. Потеряв же кормильца, в лице любимого мужа, на плечи моей бабушки, хрупкой по телосложению и маленького роста, опустился тяжёлый груз ответственности за всю семью. Теперь она должна была работать, работать и работать. Работать, не покладая рук для того, чтобы обеспечить своих детей всем необходимым, дать им образование и помочь достойно вступить во взрослую жизнь. Она так и делала. Работала, работала и снова работала. Вставала рано, доила корову, а потом в огород. И до темна. Ведь так много надо было успеть сделать: табак для государства, бахча и сад для семьи. Благо, дочери подрастал�и, помогали по дому, а мальчики в огороде.

Помню бабушкин сад. Чего там только не было? Всё, чем мы любили полакомиться, произрастало в этом волшебном саду: инжир, хурма, фейхоа, персики, мушмула, мандарины, лимоны, яблоки, груши, шелковица, чернослив, черешня. Всего было понемногу. Настоящий рай для нас, её внуков. Я любила ездить с ней на рынок и торговать. Когда бабушка возвращалась с огорода, мы, её внучки, бежали навстречу и обнимали. Она пахла полем, вкусной клубникой и детством, нашим безоблачным детством. Потом она доставала из карманов фартука вкусные, очень вкусные фрукты. Воски она давала персик, Каринэ - яблоко, а мне ароматную грушу. Каждой то, что она любит. А случалось и так, что она давала мне грушу или другой фрукт тайком, чтобы мои сестрички не видели, и приговаривала на ушко: «Возьми детка, я выбрала самый лучший плод с дерева для тебя». Я брала и бежала куда-нибудь под дерево, протирала и ела с удовольствием. Счастье переполняло мою грудь. Ведь бабушка именно для меня выбрала самую вкусную грушу, или клубнику. Для меня даже не было важным, чем она меня угостила. Важно было то, что выходит я у неё любимая, самая любимая внучка! По возвращении домой я старалась, очень старалась не выдать сёстрам наш с бабушкой секрет. Но это продолжалось недолго. Не знаю как, но, в итоге получалось, что все мы три сестры открывались друг перед другом. Оказывалось, бабушка проделывала с каждой из нас то же самое. И при этом бабушка просила сохранить это в тайне от других. «Как же теперь,- думала я,- Неужели я не самая любимая внучка у бабушки? А вдруг она кого-то любит больше?». Я тут же выносила это на обсуждение сёстер:

- Как вы думаете, кого из нас бабушка любит больше?
- Конечно же, Воски, - отвечала Каринэ, - Она же всё время ей говорит «Им Вески-бриллиантс!».
- Нет,- отвечала Воски, - Это вас с Гаяне она любит больше. Я почти никогда не сплю с бабушкой. Меня забирают к себе папа с мамой. А вот вы каждую ночь спите с бабушкой в обнимку!
- Карина, наверно тебя бабушка любит больше всех, - говорю я, и снова начинаются рассуждения, логические доводы. Не получив вразумительного ответа на волновавший меня вопрос я пристаю к бабушке:
Бабушка, а кого из нас ты любишь больше?
Бабушка обнимает меня и отвечает с лукавой улыбкой:
- Ну конечно, тебя! Ты же у меня самая умная, самая красивая, самая смелая и отчаянная,- тут я расплываюсь в довольной улыбке, а она продолжает, - Любую шалость, какую бы дети не сделали, я уже знаю, что придумала ты. Ты всегда придумываешь новые авантюры и всех ведёшь за собой.

Тут с моего лица пропадает прежняя улыбка, и я начинаю понимать, что моя бабушка подшучивает надо мной.
- Нет, бабушка, я тебя серьёзно спрашиваю!
- Ну как я могу любить кого-то больше? - разводит руками бабушка Вартуш, - Каждую из вас я люблю по особенному, но поровну. Тебя я люблю сильно, потому что ты одна у моей дочери, растёшь без отца. Карину, потому что она очень добрая, последним кусочком поделится с вами. Воски, потому что она младшенькая и пухленькая. Они ведь дочки моего старшего сына Ваника. Смбата сыновей я тоже очень люблю. Ты не смотри, что они не здесь со мной. И Баграта я люблю, и Артура, и Давида. Разве может бабушка не любить своих внуков. Вот твой дядя Колик женится, и его детей я буду любить и нянчить. Тётя твоя, Нано выйдет замуж, и её детей буду любить. И твоих детей буду любить и нянчить, если жива буду.

От таких сложных для маленькой девочки речей я быстро засыпаю. Милый бабушкин голос успокаивает и убаюкивает. Чувствую её вкусный запах, запах полей и травы. Так и сплю, обняв бабушку. Какими же были счастливыми эти времена! Бабушка выполнила свои обещанья. Она помогала растить всех маленьких в нашей семье. И на самом деле, мне понадобилась её помощь, когда у меня появились дочурки.
- И твоих детей помогу вырастить, а потом уже умру,- говорила она с улыбкой. А я сердилась. Сердилась за то, что она упоминала о смерти. Мне казалась невозможной и абсурдной сама мысль о том, что она может умереть. Я была глубоко убеждена, что бабушка будет всегда. Как же мы без неё, без её весёлых шуток?
- Ладно ладно, не бойся, я буду жить сто лет. Тебе хватит? - спрашивала она, а я не знала что ответить.
- Когда я сказала нашему Колику, что буду жить сто лет, - продолжала она смеясь, - Он ответил мне: «Ай мам, ту хо аграв чэс? (Мам, ну ты ведь не ворона?)»

Тут мы все взрывались в весёлом смехе. Бабушка умела нас рассмешить. И сама она смеялась в лицо страхам и трудностям. Всё переводила в шутку. А потом спрашивала:
- Гаянэ, а в раю кушать будут?
- Конечно будут, бабушка,- отвечала я с уверенностью знатока, - Я сама читала в Библии. Там описывается плодоносящее дерево, значит, кушать будут. И про манну небесную я читала.
- А там хорошо будет? - продолжала она расспросы.
- Да, там все спасённые будут наслаждаться вечно.
- А отчего они будут наслаждаться, почему им будет так хорошо?
- Ну, от присутствия Самого Бога, от Его славы.
- Понятно, - отвечала бабуля, и я видела в её зелёных глазах и скрытую грусть, и надежду одновременно.
- Гаюшик, я ведь попаду в рай?
- Конечно, бабуль. Обязательно попадёшь. Ты же веришь во Христа? Ведь он пострадал и за твои грехи. И крестилась ты. Так ведь? А в Евангелии написано, что кто будет веровать и креститься, спасён будет, - так я старалась развеять бабушкины страхи.

Каждое утро она брала в руки свою Библию и молилась Богу. Молилась за всех нас. Однажды я слышала её молитву. Она не забывала упомянуть никого. Бабушка Вардуш просила Бога за всех нас. Она не ленилась произнести имена всех своих детей, внуков, правнуков, своих братьев и сестёр и их семей. Чтобы Господь всем помог и благословил, всех спас. Кому она сама могла помочь - помогала. А если невозможно было ей самой кому-то из семьи помочь, или не в её силах это было, то она молилась, молилась, молилась. За всех. Молилась с тем же усердием, с каким она когда-то работала. Когда ещё жила в своём доме, до войны в Абхазии. После войны всё изменилось. Теперь она не возделывает землю. Сыновья запретили. Сказали, что пора ей отдыхать. Есть мол кому о ней заботиться. А сердце бабушки болело за опустевший в деревне дом. За поросший колючкой огород и не обрезанные деревья в саду.

Она всегда будет единственной бабушкой для меня и татик для моих детей. Её фотография в гостиной на книжном шкафу в чёрной рамочке. Не знаю, как могло получиться, что бабушка Вардуш ушла так рано. Ведь она всё ещё так сильно нужна нам. Не с кем сейчас шутить и смеяться над забавным русским языком. Бабушка так и не смогла научиться говорить по-русски хорошо. После переезда из Азербайджана ей пришлось учить не только русский, но и местный амшенский диалект. В итоге, она говорила на смеси кировобадского и амшенского диалектов. А еще, подправляла свой неповторимый лексикон русскими словами. Вернее, свои русские выражения подправляла барсумским акцентом. Её смешные крылатые слова до сих пор витают среди нас. Так никто не мог говорить. Только бабушка. Зато, благодаря её неспособности к языкам, я знаю и её родной диалект, и свой амшенский, на котором говорят армяне Абхазии.

Мне так сильно её не хватает. Когда она была жива, не важно рядом или далеко, я знала, что она есть и не сильно скучала. Разлуку сменяла встреча и её весёлые истории про наши шалости. А сейчас мне так часто хочется спросить у неё совета. В своей простоте бабушка была очень мудрой женщиной. Но это уже невозможно. Я даже представить не могла, что буду скучать так сильно. Но мою душу греет лишь одна мысль. Она не умерла, а лишь перешла в мир иной. Хотя я не могу видеть, но ей хорошо, она в раю. И теперь про рай она знает намного больше, чем я. Наверно, сейчас она наблюдает с небес и вместе с нами радуется нашим удачам. А в трудные времена она за нас спокойна. Ведь у нас есть Господь и её молитвы, так усердно произнесённые ею.
Армения Онлайн © 2006—2018