Трибуна

Карот

Поздней зимней ночью одинокий микроавтобус въехал в город, город который должен был стать вторым домом, но об этом мы пока ничего не знали. Это был 1993 год 28 ноября. Вокруг все было покрыто снегом, горели фонари и все мне почему-то напоминало Бунинские стихи «Ночь, улица, фонарь, аптека…». Моя мама плакала, слезы медленно катились по ее щекам. Тогда я подумала что она плачет от того что теперь вынуждена жить в этом новом и чужом себе городе, и оставить вдалеке свой родной Ереван, своих друзей и любимую работу. Через много лет я спросила о том почему она плакала, и она ответила что ей было невыносимо больно видеть столько света вокруг когда ее родной город утопал во мраке, унося с собой все тепло и красоту. Ей было безумно обидно, что где-то люди могут жить спокойно, в тепле и уюте, а ее город истерзанный, погруженный в темноту и холод мучился и не мог согреть своих детей.

Все остальные в машине спали, нас было много я, моя сестра, моя мама и мой папа, мой дядя, его жена и три моих брата. Нас ждала новая жизнь. Никто из нас не мог представить, что мы останемся тут навсегда, так как приехали навестить папу и перезимовать у него. В Ереване нас ждали друзья, школа, репетиторы, и бесконечные планы о том, как мы проведем Выпускной вечер и какой у нас будет Последний звонок. Я и не могла предположить, что мне придется поступить в Орловский Государственный Университет, окончить ин-яз, преподавать и жить в этом городе. Никогда не думала, что буду учиться на этом факультете, в Ереване меня ждал факультет журналистики. Никогда я не могла даже подумать, что когда-нибудь он станет мне родным, хотя как нельзя забыть родную мать так и не смогла забыть свой родной Ереван. Каждый год начинался с надежды о том, что в этом году мы обязательно переедем обратно, но у судьбы свои правила и они далеко не такие простые как нам хотелось бы. Боже, как же тяжело было нам, нам всем, кто был вынужден оставить свой дом и свою Родину.

Каждый день в доме моего дяди начинался с плача его детей «Мы не хотим в школу, там все ужасно, эти дети, эти учителя…» и так год за годом. Конечно же, время проходило и постепенно мы привыкали к новым друзьям, к городу, к новому для нас совершенно чужому менталитету. Но мы все равно целый год ждали с нетерпением лета, когда можно будет поехать обратно к себе домой. Это были самые счастливые месяцы. Три месяца веселья, солнца, родных, друзей, Еревана, и постоянной армянской речи, по которой ох как мы скучали.

Сегодня, уже 18 лет мы живем в России, ездим периодически в Армению. У нас у всех нормальная, устроенная, устоявшаяся жизнь. Мы уже давно не чужие в этом городе. У нас много друзей и знакомых. У нас уже семьи, дети, они ходят в школу, в сад. Для них это уже город, в котором они родились и выросли. У них свой большой круг братьев, сестер и друзей, они не знают и не ведают того чувства тоски, которую испытываем мы. Но все равно совершенно удивительно, что когда эти дети, не видевшие и не жившие в Армении попадают туда им не требуется времени для привыкания, адаптации (ужасное слово), они как и мы похожи на птенцов вернувшихся в родное гнездо, им комфортно и радостно и они безумно хотят вернуться туда. Наверное, это и есть генетическая память, зов предков, зов крови. Может, я романтик, но все равно я живу с надеждой, что когда-нибудь мы сможем вернуться в свое родное гнездо, в свои дома и жить там, где Господь пожелал высадить Святого Ноя, на склонах нашего Священного Арарата.
Армения Онлайн © 2006—2018